Stella Maris (st_maris) wrote,
Stella Maris
st_maris

Обитель дивных муз, приют дриады...

Одно из мест в Москве, которое давно вызывало у меня стремление к посещению, - усадьба Шереметевых в Останкино. Интересом к сиятельному графскому роду я обязана давней встречей с Фонтанным Домом, - моим любимым уголком Петербурга. Фотанный Дом был заложен в 1712 г. фельдмаршалом Борисом Петровичем Шереметевым по милости (читай - приказу) Петра I. Фельдмаршал был стар и совсем не хотел жить в северном "парадизе", - сыром, болтистом и мрачном. Шереметев умер, исполнив волю царя и передав дом в руки потомков. Эти самые потомки и сделали Шереметевский Дворец "приютом муз".
Род Шереметевых происходит от боярина Ивана Кобылы, первые упоминания об оном встречаются в летописях 12 века. Родственники боярина исправно служили власти, но более всех вознес род Борис Петрович Шереметев, победитель Северной войны и "птенец гнезда Петрова". Фельдмаршал принес семье славу, а его сын, Петр Борисович, в результате выгодного брака сделал Шереметевых самым богатым дворянским родом России. Петр Борисович, повинуясь моде просвященного века, одним из первых в стране создал придворный крепостной театр. А уже его сын, Николай Шереметев, превратил этот театр в настоящюю жемчужину творчества. Дворянский род, засчет высоких возможностей и достойных стремлений, стал носителем европейской культуры, - все Шереметевы имели блестящее образование, многие обладали творческими талантами. В 19 веке семья широко занималась благотворительностью.
Всю эту информацию я накопила, пока училась в университете и имела возможность изучать любопытные для меня вещи, совмещая приятное с полезным. А пишу это я здесь для того, чтобы показать, с какими глубокими пластами истории и культуры связано имя Шереметевых. Этот род владел тремя усадьбами: Кусково, Останкино и Фонтанным Домом. В Кусково знаменитые театры только зародились, в Останкино они достигли рассвета. Именно там блистала на сцене одна из самых известных русских актрис минувших эпох, Прасковья Ковалева-Жемчугова.



Трогательную и печальную историю ее жизни наш сентиментальный народ знает по кинофильму "Графиня-крестьянка" и по сериалу "Бедная Настя". Крепостная певица, силой своего голоса и драматического таланта, принесла барскому театру невиданную славу. Граф Николай Шереметев влюбился в "приму" и даже, - невиданный удар по общественному мнению - женился на ней. Но Прасковья умерла молодой, не прожив и месяца после рождения наследника, от чахотки.
Персона Жемчуговой, помимо мелодраматического сюжета, подарила исследователям и картину культуры той эпохи. Из нее следует, что театры Шереметевых совсем не были забавой любителей: все крепостные актеры имели образование, знали языки, обучались музыке и танцам при участии выдающихся западных мастеров. Жемчугова выступала в Кусково перед самой Екатериной II, и даже удостоилась чести поощерения. В Фотанном Доме она пела для императора Павла, и царь не брезговал танцами и беседой с крепостной.
После смерти Прасковьи музы не покинули род Шереметевых. В 19 веке в Фонтанном Доме выступали Берлиоз, Глинка, Лист. Шереметевской капеллой руководил выдающийся дирижер Г.Я. Ломакин.
После революции в Фотанном Доме жила А. Ахматова, принимавшая там много знаменитых друзей и посвятившая дому много стихов.

В Петербурге "обителью дивных муз" стал Шереметевский "Фотанный Дворец". Ныне там расположены три музея: музей-квартира А. Ахматовой, музей Шереметевых и Музей Музыкальных Инструментов. Величайшее счастье, что этот особняк сохранился до наших дней, и сейчас он по-прежнему служит источником самой разнообразной культурной информации.

В Москве сохранилась Усадьба Останкино. И вот, собственно, я дошла до главного этапа повествования.
Останкино, - комплекс невысоких, преимущественно одноэтажных, изящных строений. Главное здание, - с куполом и колоннами, производит впечатление строгости и сдержанности. Бледно-розовые и белые тона сообщают зданию легкость, статуи в нишах стен, а также на газонах, придают изящество и значимость. Но вся эта внешняя скромная прелесть меркнет перед роскошью внутренних покоев.
Первый большой зал и галерея пестреют позолотой, мрамором всех оттенков, драгоценной и полудрагоценной отделкой, хусталем, изразцами, резным паркетом, расписными потолками. Если Фонтанный Дом несет в себе строгое изящество 19 века, - высокие потолки, огромные окна, обилие белых тонов, то Останкино поражает в первую очередь стилем пышной эпохи. Разноцветная роскошь интерьеров как бы придавлена, приглушена относительно низкими потолками и узкими коридорами. Дворец похож на тесную старинную шкатулку, набитую сокровищами.
Главное сокровище этого дома - театральный зал, расположенный под куполом. В нем отступает навязчивая пестрота парадных входов, затихает тесная скромность анфилад. Зал с необычайным вкусом окрашен в насышенные голубые и нежные песочные тона. Роспись, барельефы, белые и золотистые колонны, взлетающие занавеси - все звучит аккордом изящества. На сцене можно увидеть воспроизведенные декорации, там же стоит портрет Прасковьи Жемчуговой в театральном костюме.
Этот уникальный зал - один из очень немногих сохранившихся в Европе театральных подмостков 18 века.

Созерцая все это великолепие, мысленно сопоставляя его с интерьерами Фонтанного Дома, я думала о том, насколько бесценно все это для нынешнего времени, и как бы хотелось хоть на миг вернуть в эти покои музыку, свет, танец. Современные кресла, стоявшие в зале, и наличие световых приборов указали мне на то, что в Останкино на самом деле проходят театральные вечера, - точно так же, как в Белом Зале петербургской резиденции Шереметевых - музыкальные концерты.

... Но, Боже мой, какой ложкой дегтя в этой бочке меда были ЛЮДИ, люди, содержащие эту усадьбу и являющиеся ее формальными хозяевами... Злобные бабушки в платках, - неизбежные призраки российских музеев, - шипящие вслед, а чаще всего даже делающие хамские замечания, вроде "куда пошли?!" Тапочки, которые выдают при входе, чтобы посетители не царапали паркет - издающие чудовищный запах (неужели тапки нельзя сделать одноразовыми, вроде медицинских бахил). И, наконец, печальный штрих, - прекрасный усадебный парк, закрытый прямо перед носом посетителей ПО ПРИЧИНЕ НАЛИЧИЯ ТАМ СВАДЬБЫ. Когда смотришь из окон дворца на накрытые столы с водкой, закусками и надувными шариками... Когда идущие перед тобой служители переговариваются: "народ в зал не пускать, там пойдут жених с невестой".
Я все понимаю, - понимаю, что содержание усадьбы требует больших финансовых вложений. Понимаю, что музей вынужден добывать себе деньги, сдавая помещения под увесилительные мероприятия. Но я написала весь предыдущий длинный пост только за тем, чтобы рассказать о значении подобных памятников. Как может музей делать подобное в ущерб посетителям, - тем, кто приходит туда с экскурсией или просто по собственному желанию? И разве не должно государство проявлять заботу по поводу содержания таких музеев?
Вы скажете, - должно, но не проявляет. Тысячи дворцов и усадеб стоят заброшенные, многие с трудом выживают засчет мизерных субсидий. Музейщикам ничего не остается, кроме как сдавать помещения под частные праздники.
Но, знаете, если я однажды приду у себя в Петербурге в Летний Сад и увижу, что там за закрытыми воротами пьют и жрут люди, - я смогу только сказать в очередной раз, что я живу в стране жлобов. Где одни люди позволяют себе подобное, а другие их поощряют.
И дело не в разрухе, нет.
Дело в головах, как сказал Булгаков.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments